Борис Лордкипанидзе: Спросите женщину! О выведении абортов из системы ОМС.

Борис Лордкипанидзе: Комментарии к внесенным в Государственную думу законопроектам, по выведению абортов из системы ОМС, запрету абортов в коммерческих клиниках и запрету свободной продажи препаратов для медикаментозного аборта.


В Государственную Думу внесен законопроект о выведении абортов из системы обязательного медицинского страхования (ОМС). Инициаторами проекта являются депутаты Елена Мизулина и Сергей Попов. Это решение было принято после того, как Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая в Госдуме, поддержал идею отказаться от финансирования абортов за счёт налогоплательщиков. Кроме того, в Госдуме обсуждают меры по ограничению оборота лекарственных препаратов, которые могут искусственно прервать беременность и рассматривают возможность запрета абортов в частных клиниках.

Вышеперечисленные инициативы, мы попросили прокомментировать акушера-гинеколога, кандидата медицинских наук, советника полномочного представителя Совета Федерации по взаимодействию с уполномоченным по правам человека в РФ и уполномоченным при Президенте РФ по правам ребенка - Бориса Лордкипанидзе.

Сразу скажу, что я противник абортов, но я еще и врач, гражданин страны, конституция которой в этом вопросе, стоит на защите интересов женщин. Я являюсь членом Попечительского совета движения «Матери России», и я твердо убежден, что запретительными и ограничительными мерами нельзя решить не одну проблему в этой сфере.

Для многих стран с более обеспеченным населением, возможно, это было бы и справедливым требованием, но в нашей стране для многих женщин, которые лишатся возможности сделать аборт бесплатно, это может стать большой проблемой.
Поясняю! Муж пьет и у неё уже есть дети, или в семье есть дети инвалиды. Вначале, нужно поднять нравственную составляющую общества, в частности речь, идет о поднятии престижа семьи и это надо делать с детского сада.
Учитывая, что родители нынешних детей учились и воспитывались в лихие 90-е и зачастую сами обладают искаженным набором общечеловеческих ценностей, такие учреждения, как детский сад и школа, должны работать с большей нагрузкой в плане воспитательной и просветительской деятельности, для того, что бы в перспективе, мы бы получили более высокий духовно-нравственный уровень общества.

Не на последнем месте так же стоит улучшение материального уровня жизни населения и укрепление института социальных гарантий.
В сложных условиях экономических санкций и падения уровня доходов населения, перекладывать на женщину бремя оплаты абортов, просто не этично.
Нельзя писать законопроекты в отрыве от существующей действительности.

Сторонники выведения абортов из системы ОМС, часто используют аргумент со ссылкой на мнение налогоплательщиков.
Не считаю её состоятельной, потому что, налоги идут в казну и расходуются на нужды государства и людей.
На налоги содержится армия, детские дома, лечатся алкоголики и наркоманы.
Можно предположить, что пацифист будет оспаривать траты на вооружения. Добропорядочный гражданин не захочет оплачивать содержание преступников, лечение наркоманов и алкоголиков, содержание чужих детей в детских домах.
К счастью, распределением бюджета занимаются соответствующие компетентные ведомства.

Должен сказать, что опыт запрета абортов в 30-х годах ХХ века, привел к резкому увеличению показателей женской смертности. Женщины с целью прерывания беременности начали обращаться к людям далеким от медицины. Не исключаю, что определенный контингент женщин, может прибегнуть к подобным методами и в наше время.

Задумайтесь, что женщины, которые столкнутся с осложнениями от подобных вмешательств, будут все равно пополнять государственные клиники, но возможно на их лечение потребуются гораздо более значительные средства из того же фонда ОМС, чем сэкономленные на выведении абортов.

Принимая федеральные законы, нельзя мыслить столичными мерками.
У нас есть большое количество регионов с очень низким уровнем доходов. Вероятно, инициаторы данного законопроекта, руководствуются методом от «противного», что женщина, не имеющая возможности оплатить аборт, будет вынуждена родить этого ребенка.
Но здесь, может сработать «принцип Домино». У нас есть семьи с доходом ниже прожиточного минимума, либо находящиеся в пограничной зоне.
Нет никакой гарантии, что как в старое время, эти женщины не начнут прерывать беременность с помощью подручных средств или при помощи самозваных деревенских абортмейстеров.
При этом нельзя закрывать глаза на возможный рост женской смертности и высокой вероятности воспалительных осложнений с последующим бесплодием. Что в последующем, так же может оказать негативное влияние, как минимум, на локальную демографию. А при необходимости лечения бесплодия и расходов государства на ЭКО, которое сейчас переведено из квот в систему ОМС, возможно потребует ещё более внушительных трат.

Даже сейчас, когда аборт можно сделать бесплатно, социально декретированный контингент, рожает и избавляется, как мы знаем по многим резонансным сводкам новостей, от новорожденных. Душат, выбрасывают, топят и закапывают.

При невозможности бесплатно сделать аборт, как количество нежеланных детей, так и криминальная составляющая с большой вероятностью, так же возрастут, что опосредованно ляжет на плечи государства, требуя, все больших финансовых вливаний и сведет на нет, экономические плюсы выведения абортов из системы ОМС.
И именно по совокупности этих причин, аргумент, что сэкономленные на финансировании абортов деньги, можно будет использовать, на поддержку реализованного материнства кажется мне мало осуществимым.

Протоирей Всеволод Чаплин в комментариях к теме абортов, в одном из интервью сказал: "Пятьдесят лет назад люди жили гораздо беднее, однако аборты были менее распространены».

Во-первых, хочу разочаровать, абортов было не меньше. Во-вторых, на мой взгляд, это сравнение некорректно, в силу того, что 50 лет назад, мы жили в другой стране, где отсутствовало подобное сегодняшнему, масштабное расслоение общества.
Каждый гражданин страны, имел хоть и не большой, но стабильный источник дохода, пакет социальных гарантий от государства направленных на поддержание материнства и детства.
Любой ребенок бесплатно мог посещать детский сад, школу, спортивную секцию, всевозможные кружки, музыкальную школу, так же неоценимую роль в развитии детей, играли Дворцы пионеров.
В нынешних реалиях, не всякая полная или неполная семья с небольшим доходом, готова взять на себя финансовую ответственность за рождение и последующее достойное воспитание незапланированного ребенка. Сейчас всё вышеперечисленное, требует непомерных расходов, ввиду этого, не каждая семья готова привести в этот мир новую жизнь заранее обреченную на роль аутсайдера.

Принуждать же родителей рожать детей в количестве, превышающем желаемое и превращать счастье в повинность не в праве никто.

У нас уже есть в новейшей истории, печальный опыт с перестроечным сухим законом, что привело к дракам в очередях возле магазинов, появлением подпольного рынка алкоголя и росту отравлений суррогатом.
Эту ситуацию в зеркальном отображении можно перенести на обсуждаемый законопроект.
Неужели нам обязательно нужно убедиться в негативных последствиях принятого решения на практике.

Кстати несколько дней назад Михаил Сергеевич Горбачев, признал проведение антиалкогольной компании ошибочным шагом.

Тема абортов поднималась Главой Русской православной церкви (РПЦ), патриархом Кириллом, в процессе выступления в стенах Государственной думы еще в январе 2015 года.
Он призвал депутатов убрать искусственное прерывание беременности из статьи бюджетных расходов.

Церковь, во все времена имела влияние на умы людей.
Лишь в Советское время, по определенному стечению обстоятельств, влияние церкви на социальный уклад людей, значительно ослабло, причины этому объяснимы.

В государстве коммунистической идеологии не было место религии, как социальному институту и конкуренту власти. На сегодняшний день, позиции церкви значительно укрепились, но парадоксальным является то, что при наличии выбора из системы «кнут и пряник». Церковь, почему то, предпочла «метод кнута».
А говоря более конкретно, путь запрещения, а не разъяснения.

Но, не следует забывать, что запретный плод, всегда был слаще дозволенного, а создание препон, в силу определенных эволюционных особенностей формирования доминирующей формы жизни на земле, вызывает не что иное, как желание их преодолеть.

На мой взгляд, без адекватной социальной и разъяснительной работы, направленной на смену доминирующих в обществе искаженных ценностных представлений, подобная тактика запретов и ограничений, априори обречена на неудачу.

Касательно государственной политики, следует сказать, что целью должно быть искоренение абортов не посредством запретов, а целенаправленной, кропотливой, долгосрочной работой по повышению престижа семьи, ценности человеческой жизни и повышения престижа материнства. Любое же несвоевременно принятое решение, идущее вразрез с действующими представлениями общества о том, или ином направлении жизни, без адекватной подготовительной работы не принесет желаемых результатов, а в определенном проценте случаев, может привести к негативным последствиям.

Я думаю, что этот законопроект не имеет перспектив в реалиях сегодняшнего дня.

Что касается выдвинутого группой депутатов предложения, о запрете абортов в частных клиниках с введением штрафов за проведение процедуры прерывания беременности вне государственных медицинских учреждений, на мой взгляд, инициатива отвечает государственным интересам, хотя и не относится к разряду популярных мер.

Согласно тем данным, которые приводит Елена Борисовна Мизулина, реальное число абортов в России достигает 5-8 млн. в год, что более чем в 5-8 раз отличается от цифр официальной статистики.
К сожалению, сложно сказать насколько эти цифры, соответствуют истинному положению вещей, но однозначно, учитывая сложно учитываемое количество проводимых манипуляций по прерыванию беременности в секторе коммерческой медицины, реальная цифра будет значительно отличаться от данных приводимых официальной статистикой.

Подобное предложение, было мною озвучено в процессе обсуждения ежегодного послания Президента России Федеральному собранию, где я высказал пожелание, вывести процедуру медицинского аборта из области коммерческой медицины.

С моей точки зрения, для выработки адекватной концепции противодействия сложившейся ситуации, необходимо в полном объеме оценить масштаб проблемы.
Ограничение сегмента прерванных беременностей рамками государственной медицины, позволит получить истинные цифры проводимых в стране абортов и облегчит разработку и принятие мер по снижению их количества.

Мне представляется нереальным в условиях коммерческого медицинского учреждения, внедрение и поддержания в рабочем состоянии всех мер, которые в состоянии быть реализованными в государственном секторе, в частности, на примере работы психологической службы, направленной на сохранение беременности.

Я сомневаюсь, что руководству любого коммерческого учреждения будет выгодно, если после консультации психолога пациентка покинет клинику, отказавшись от процедуры, которая потенциально несет клинике коммерческую выгоду.

Думаю, что в большинстве случаев экономические интересы, возобладают над этическими нормами.

Еще одна законодательная инициатива, которую мне хотелось бы затронуть, касается вопроса обсуждения мер по запрету к свободной продаже лекарственных препаратов для медикаментозного прерывания беременности.

Но тут возникает определенная нестыковка, так как, на мой взгляд, неудачным примером для демонстрации актуальности данного законопроекта были выбраны, так называемые в народе, таблетки «беби-капут», обладающие абортивным действием.

Сразу хотелось бы сделать профессиональную поправку, что РосЗдравНадзором не было зафиксировано не одного случая, когда таблетки китайского происхождения с неизвестным составом, так называемые «беби-капут», были бы выявлены в продаже в розничной аптечной сети.
Эти препараты попадают в нашу страну подпольным путем, не имеют регистрации на территории РФ, нелегально распространяются в интернете и принимать по ним, какие либо законы, связанные с запретом их легального оборота, бессмысленно, так как они априори являются нелегальными. Бороться с ними и их распространителями, надо в рамках существующего федерального и уголовного законодательства.

Что касается оборота легальных средств, применяемых для медикаментозного прерывания беременности в свободной продаже, то эти препараты никогда не находились в свободной продаже и поставляются производителем, или его официальным представителем в РФ, непосредственно в медицинские учреждения с соответствующей лицензией, на основании прямого договора.

Препарат по показаниям, в установленные клиническими рекомендациями сроки, принимается пациенткой в медицинском кабинете в присутствии врача, что исключает возможность передачи его третьим лицам.

У меня вызывает опасение, не подразумевают ли инициаторы законопроекта, говоря о запрете продажи препаратов для медикаментозного прерывания беременности, которых, как я уже упомянул, в свободной продаже нет, запрет препаратов группы, так называемых средств «пожарной» или «экстренной» контрацепции, которые женщина может принять в течение нескольких дней после незащищенного полового контакта с целью предотвращения нежелательной беременности.

С медицинской точки зрения, эти препараты рассматриваются, как предотвращающие беременность, с религиозной точки зрения, не исключено, что под «абортивную» группу препаратов, так же может попасть и срочная контрацепция.

Хотя с моей точки зрения, такая позиция приемлема для священнослужителя, но не приемлема для законодателя, в силу того, что тогда для начала, придется переписать Конституцию.

Насколько мне известно, хотя такие предложения и поступали в качестве общественных инициатив, к реальному изменению Конституции не привели.

Комментариев нет:

Отправить комментарий